Проблема самопожертвования (по тексту Л. Кассиля “Немецкие минометы били по всей равнине…”)

Немецкие миномёты били по всей равнине, взметая снег вместе с комьями земли. Вчера ночью через эту смертную зону связисты проложили кабель. Командный пункт, следя за развитием боя, слал по этому проводу указания, приказы и получал ответные сообщения о том, как идёт операция. Но вот сейчас, когда требовалось немедленно изменить обстановку и отвести передовую часть на другой рубеж, связь внезапно прекратилась.

 

– Обрыв, – с сожалением резюмировал телефонист после отчаянных попыток выйти на связь.

 

И вот тогда один человек поднялся, запахнул белый халат, взял винтовку, сумку с инструментами и сказал очень просто:

 

– Я пошёл. Разрешите?

 

…Я не знаю, что говорили ему товарищи, какими словами его напутствовал командир. Все понимали, на что решился человек, отправляющийся в эту проклятую зону…

 

Провод шёл сквозь разрозненные ёлочки и редкие кусты. Вьюга звенела в осоке над замёрзшими болотцами. Человек полз. Немцы вскоре заметили его. Маленькие вихри от пулемётных очередей, курясь, затанцевали хороводом вокруг. Снежные смерчи разрывов подбирались к связисту, как косматые призраки, и, склоняясь над ним, таяли в воздухе. Горячие осколки мин противно взвизгивали над самой головой, едва не задевая взмокшие волосы, вылезшие из-под капюшона, и, шипя, плавили снег совсем рядом…

 

Он не услышал боли, но почувствовал, должно быть, страшное онемение в правом боку. Оглянулся и увидел, что за ним по снегу тянется розовый след. Двинулся дальше и метров через триста нащупал среди вывороченных обледенелых комьев земли колючий конец провода. Здесь прерывалась линия. Очевидно, близко упавшая мина порвала провод и далеко отбросила другой конец кабеля. Ложбинка эта вся простреливалась немецкими миномётами. Но надо было отыскать другой конец оборванного провода, проползти до него, снова срастить разомкнутую линию, восстановить связь.

 

Грохнуло и завыло совсем близко. Невыразимая боль обрушилась на человека, придавила его к земле. Но он, как одержимый, продолжал движение дальше по склону холма. Он помнил только одно: надо отыскать висящий где-то там, в кустах, конец провода. Нужно добраться до него. Уцепиться. Подтянуть. Связать. И он нашёл. Два раза падал человек, прежде чем смог приподняться. Что-то снова жгуче стегнуло его по груди, он повалился, но опять привстал и схватился за провод.

 

…Он силится сблизить руки, свести концы провода вместе. Он напрягает мышцы до судорог. Всего лишь несколько сантиметров разделяют теперь концы провода! Отсюда к переднему краю обороны, где ожидают сообщения отрезанные товарищи, идёт этот провод… И назад, к командному пункту, тянется он. И надрываются до хрипоты телефонисты… А спасительные слова помощи не могут пробиться через какие-то жалкие сантиметры проклятого обрыва! Неужели

не хватит жизни, не будет уже времени соединить концы провода? Он старается встать, опираясь на локти. Потом он зубами зажимает один конец кабеля и в исступлённом усилии, перехватив обеими руками другой провод, подтаскивает его ко рту. Теперь не хватает не больше сантиметра. Человек уже ничего не видит. Искристая тьма выжигает ему глаза. Он последним рывком дёргает провод и успевает, закусив оба его конца в месте обрыва, сжать челюсти. Есть ток! И человек валится лицом в снег, неистово, всем остатком своих сил стискивая зубы. Только бы не разжать… А там, на командном пункте, просиявший телефонист кричит в трубку:

 

– Да, да! Слышу! Арина? Я – Сорока! Петя, дорогой! Принимай: номер восемь по двенадцатому.

 

 

…Человек не вернулся обратно. Так и остался на линии. До конца.

Проблема самоотверженности не может не волновать современного человека. Задумался над ней и Л. Кассиль, автор данного текста.

Размышляя над проблемой, писатель показывает нам связиста, отважившегося пойти на опасное задание: «Все понимали, на что решился человек, отправляющийся в эту проклятую зону…» Герой вызвался сам, он  готов сделать всё ради исполнения воинского и гражданского долга. Превозмогая боль, он налаживает связь, соединяет провода, «всем остатком своих сил стискивая зубы». Ради этого герой отдал свою жизнь. Автор стремится показать читателю, какой силой духа обладал связист. Он пожертвовал собой ради других, исполнил долг с честью. Нам не приходится сомневаться в самоотверженности героя. 


Позиция Л. Кассиля ясна: связист отличается храбростью и способностью к самопожертвованию. Его поступок вызывает уважение.


Я полностью согласна с писателем. Действительно, герой совершает настоящий подвиг, его стойкость не может не восхищать. Для некоторых людей долг важнее собственной жизни. Они понимают, что порой именно от них зависит судьба других. Однако одного сознания ответственности мало: нужно обладать необычайной силой духа, чтобы справиться со всеми трудностями, решиться на самоотверженный поступок.

Так, в повести В. Быкова «Сотников» центральный герой, попав в плен к полицаям, не выдает свой партизанский отряд, несмотря на пытки, неминуемую смерть. Автор стремится донести до читателя, что именно сила духа и готовность к самопожертвованию помогли герою не сдаться. Рыбак также понимал, какую ответственность он несёт за свой отряд, однако страх в критическую минуту взял верх. Он перешел на сторону противника, стал предателем… Сотников же пожертвовал своей жизнью, оставшись верным долгу. Ни болезнь, ни пытки не сломили героя. Это доказывает мой тезис о том, что именно стойкость и самоотверженность позволяют человеку совершить настоящий подвиг.


А в рассказе М. Шолохова «Судьба человека» Андрей Соколов, которого вызвали к коменданту, отказался пить за победу немецкого оружия, понимая, что за это ему грозит смерть. Долг перед Родиной становится важнее стремления сохранить свою жизнь. Герой обладает необычайной стойкостью духа, которую оценивает даже враг. Автор стремится донести до читателя, что люди, обладающие силой духа и самоотверженностью, способны выдержать всё. 


Таким образом, мы пришли к выводу, что самоотверженность – это способность жертвовать жизнью ради спасения других людей, во имя долга. Это понятие неразрывно связано с силой духа, которая позволяет человеку не сломиться в трудную минуту.