Проблема жестокого обращения с животными (по А. Швейцеру “Оглядываясь на прошлое, я могу сказать…”)

Оглядываясь на прошлое, я могу сказать, что всегда страдал при виде тех бедствий, которые наблюдал в мире. Непринужденной детской радости жизни я, собственно, никогда не знал и думаю, что у многих детей дело обстоит так же, хотя бы внешне они и казались веселыми и беззаботными.

Особенно же удручало меня то, что так много боли и страдания приходится выносить бедным животным. Вид старого хромого коня, которого один крестьянин тащил за собой, тогда как другой подгонял его палкой — коня гнали на бойню в Кольмар, — преследовал меня неделями.

Я не мог понять — это было еще до того, как я пошел в школу, — почему я в своей вечерней молитве должен упоминать только людей. Поэтому, когда матушка, помолившись вместе со мной и поцеловав меня на сон грядущий, уходила, я тайно произносил еще одну, придуманную мной самим молитву обо всех живых существах. Вот она: «Отец Небесный, защити и благослови всякое дыхание, сохрани его от зла и позволь ему спокойно спать!»

Глубокое впечатление произвел на меня случай, происшедший, когда мне было семь или восемь лет. Генрих Бреш и я смастерили рогатки из резиновых шнуров, из них можно было стрелять маленькими камешками. Была ранняя весна, стоял великий пост. Как-то воскресным утром он предложил мне: «Давай, пойдем на Ребберг, постреляем птичек». Это предложение ужаснуло меня, но я не осмелился возразить из страха, что он меня высмеет. Так мы оказались с ним возле еще обнаженного дерева, на ветвях которого бесстрашно и весело распевали птицы, приветствуя утро. Пригнувшись, как индеец на охоте, мой спутник вложил гальку в кожанку своей рогатки и натянул ее. Повинуясь его настойчивому взгляду и мучаясь страшными угрызениями совести, я сделал то же самое, твердо обещая себе промахнуться. В этот миг сквозь солнечный свет и пение птиц до нас донесся звон церковных колоколов. Это был благовест, звонили за полчаса до главного боя. Для меня он прозвучал гласом небесным. Я отшвырнул рогатку, вспугнул птиц, чтобы спасти их от рогатки моего спутника, и побежал домой. С тех пор всякий раз, когда я слышу сквозь солнечный свет и весенние голые деревья звук колоколов великого поста, я взволнованно и благодарно вспоминаю, как во мне тогда зазвучала заповедь: «Не убий».

С того дня я научился освобождаться от страха перед людьми. В том, что затрагивало мои глубочайшие убеждения, я теперь меньше считался с мнением других, и меня уже не так смущали насмешки товарищей.

 Тот путь, каким вошла в мое сердце заповедь, запрещающая нам убивать и мучить, стал величайшим переживанием моих детских лет и моей юности. Все остальное рядом с ним поблекло.

 

Альберт Швейцер. Из книги «Жизнь и мысли»

В предложенном для анализа тексте А. Швейцер поднимает проблему жестокого обращения с животными.

Размышляя над этой проблемой, автор делится с читателями воспоминаниями из детства. Он рассказывает о том, как его неделями мучительно преследовал вид хромого коня, которого гнали на бойню, о том, как вопреки совести он пошел с другом стрелять птичек, но благовест, подобно «гласу небесному», остановил его и сподвиг вспугнуть птиц, чтобы спаси от рогатки спутника. А. Швейцер отмечает, как его возмущало, что в вечерней молитве положено упоминать только людей, поэтому он придумал собственную молитву обо всех живых существах.

Позиция автора выражена ясно и однозначно: мы не имеем права мучить и убивать животных.

Не могу не согласиться с позицией автора. Действительно, убивать животных и причинять им боль, тем более ради тщеславия, жестоко и бесчеловечно.

В художественной литературе известно немало произведений, поднимающих проблему жестокого обращения с животными. Так, в повести Б. Васильева «Не стреляйте в белых лебедей» лесника Егора Полушкина ужасает, как варварски люди могут относиться к живой природе: туристы на территории заповедника жгут муравейники, глушат рыбу, убивают животных… Герой пытается остановить браконьеров, стреляющих лебедей, за что он поплатился жизнью…

А в произведении Дж. Лондона «Мятеж на Эльсиноре» центрального персонажа поражает жестокость матросов, издевавшихся над пойманной акулой. «…люди ревели и ржали от восторга, упивались теми зверствами, которые они проделывали над несчастной рыбой». Герой недоумевает, что же вызывает смех у этих, как он выражается, «скотов», наблюдающих за страданиями акулы: «Истерзанное животное беспомощно бьется на поверхности моря, подставляю жгучим лучам солнца зияющую пустоту своего тела, что же тут смешного?» …

Подводя итог всему вышесказанному, хочу отметить, что жестокое отношение к животным является глубоко безнравственным. После прочтения текста А. Швейцера я задумалась о том, что людям следует быть гуманнее по отношению к братьям наши меньшим. Давайте же прислушаемся к строкам стихотворения российского поэта Е. Евтушенко:

«Берегите эти земли, эти воды,

Даже малую былиночку любя!

Берегите всех зверей внутри Природы,

Убивайте лишь зверей внутри себя.»