Что такое счастье? (по С. Соловейчику “О счастье”)

Ехал я однажды в электричке. Сидевшая рядом со мной у окна скромно одетая сдержанная женщина открыла томик Чехова. Дорога предстояла длинная, книжки я не захватил, люди вокруг были чужие, я стал думать о работе. И тем же тоном, каким спрашивают, например: “Вы не знаете, скоро ли мы приедем?” – я неожиданно для себя и тем более для соседки спросил ее:

– Простите, вы не знаете, что такое счастье?

Женщина с томиком Чехова в руках оказалась замечательной собеседницей. Она не стала спрашивать меня, отчего я задал такой странный вопрос, не стала с ходу отвечать: “Счастье – это…”, она не сказала мне, что счастье – когда тебя понимают, или “что такое счастье – это каждый понимает по-своему”, – не стала говорить цитатами: нет, она прикрыла книгу и долго молчала, посматривая в окно, – думала. Наконец, когда я совсем уже решил, что она забыла о вопросе, она повернулась ко мне и сказала…

Вернемся к ее ответу позже.

 

Спросим себя: что такое счастье?

 

В каждой стране есть свой Главный педагог – народ, и есть Главный учебник педагогики – язык, “практическое сознание”, как давно писали классики. За поступками мы обращаемся к народу, за понятиями – к языку народа. Я не должен объяснять, что такое счастье, я должен смиренно спросить об этом наш язык – в нем все есть, из него все поймешь, прислушиваясь к слову в сегодняшней нашей речи. Народная мысль содержится не только в пословицах и поговорках, в народной мудрости (пословицы как раз и противоречивы), но в распространенных, обычных фразах и оборотах речи. Поищем: с какими другими словами сочетается интересующее нас понятие, почему так можно сказать, а так нельзя. Так говорят – а так не говорят. Это никогда не бывает случайным.

Мы говорим: “счастливая доля”, “счастливый случай”, “счастливая судьба”, “счастье привалило”, “вытянул счастливый билет”, “счастливая удача”.

Самые деятельные, всего достигшие своим трудом люди все-таки говорят: “Мне выпало счастье… Мне дано счастье…”

Счастье – фортуна, судьба, о которой мы ничего не знаем, и если его нет, то говорят: “Такая уж у меня судьба”, “Видно, мне так на роду написано”.

Но мы не раз еще столкнемся с законом духовной жизни(это предложение было немного другим): все, что есть в человеке, возникает из двух встречных движений, из двух сил: из движения, направленного от мира к человеку, и движения от человека – к миру. Противоположные эти силы, встречаясь в одной точке, не уничтожаются, а складываются. Но если встреча не происходит, то обеих сил словно и не было. Предположим, человеку нет удачи ни в чем, несчастья преследуют его, и выпала ему, быть может, от рождения тяжелая доля. Не всякий сумеет победить судьбу. Но сильный человек умеет использовать самый незаметный шанс, который, конечно, есть в жизни каждого.

Так и человек побеждает судьбу. Вернее, не судьбу, а трудности, которые посланы ему судьбой. И если нет собственного стремления победить, стремления к счастью, то хоть озолоти его – счастья не будет. У него нет веры в жизнь, воля его сломлена.

Говорят: нашел свое счастье, добыл счастье, достиг счастья и даже – украл чужое счастье. Язык требует действия: нашел, поймал, добыл, достиг, вырвал у судьбы свое счастье, всякий человек – кузнец своего счастья.

Счастье не вещь, и не склад вещей, и не положение, и не денежное состояние, а состояние души, возникающее при достижении сильно желаемого. (И еще что-то типа “счастье – благословение, благодать”)

 

Что же, однако, сказала о счастье женщина в автобусе? Позже выяснилось, что она научный сотрудник, специалист в области химии белков. После долгого обдумывания предложенного ей вопроса она сказала:

– Я не могу дать определения счастья. Вот ученый! Ученый не тот, кто все знает, а тот, кто точно знает, чего он не знает. Но, может быть, так: у человека есть духовные стремления: когда они удовлетворяются, он чувствует себя счастливым. Похоже на правду?

Что такое счастье? Именно над этим проблемным вопросом предлагает задуматься С. Соловейчик.

Чтобы привлечь внимание читателей к данной проблеме, автор повествует о том, как однажды в электричке он спросил у женщины: «Простите, вы не знаете, что такое счастье?». Ответ на его вопрос писатель дает не сразу, прерывая историю личными рассуждениями о счастье.

Позиция писателя ясна: счастье- «не вещь и не склад вещей, и не положение, и не денежное состояние, а состояние души, возникающее при достижении сильно желаемого». Именно удовлетворение духовных стремлений человека приносит счастье.

Нельзя не согласиться с позицией автора текста. Действительно, мы чувствуем себя счастливыми тогда, когда сбываются наши заветные желания, достигаются поставленные цели. Счастье нельзя увидеть, потрогать или купить, его можно только достичь, почувствовать.

В художественной литературе известно немало произведений, поднимающих подобную проблему. Например, в повести М. Горького «Шинель» главный герой Акакий Акакиевич ощущает безмерное счастье тогда, когда приобретает новую шинель- давнюю его мечту. Это тоже своеобразное достижение цели, которое не может не принести радость, счастье для героя повести.

А в романе Дж. Лондона «Мартин Иден» главный герой, начинающий писатель, с нетерпением ждет, когда же его произведения начнут печататься в газетах. Долгое время труды не давали плодов… Каково же было его счастье, когда после бесчисленных отказов он наконец-таки получил желаемое. «Мартин был упоен своей победой». Это была настоящая награда за многолетний труд, счастье, от ощущения которого он и испытал упоение.

Таким образом, счастье- это особое чувство, которое мы испытываем, когда добиваемся чего-либо. Давайте же будем стремиться к настоящему счастью, преодолевая все преграды, которые могут возникнуть при его достижении!