Проблема верности долгу. (по В. Конецкому “Это избитая истина…”)

(1)Это избитая истина: как только вспомнишь юность, становится грустно. (2)Вероятно, потому, что сразу вспоминаешь друзей своей юности. (3)И в первую очередь уже погибших друзей.

(4)3десь, возле памятника Крузенштерну, я последний раз в жизни видел Славу.

(5)Он шёл по ветру навстречу мне, подняв воротник шинели и тем самым лишний раз наплевав на все правила ношения военно-морской формы. (6)На Славкиной шее красовался шерстяной шарф голубого цвета, а флотский офицер имеет право носить только чёрный или совершенно белый шарф. (7)Из-за отворота шинели выглядывали «Алые паруса» Грина. (8)А фуражка, оснащённая совершенно неформенным «нахимовским» козырьком, выпиленным из эбонита, сидела на самых ушах Славки.

(9)Надо сказать, что за мою юношескую жизнь творения Александра Грина несколько раз делались чуть ли не запретными. (10)А Славка всегда хранил в сердце верность романтике и знал «Алые паруса» наизусть.

— (11)Ты бы хоть воротник опустил, — сказал я.

—(12)У меня недавно было воспаление среднего уха, старик, —сказал он.

(13)Мы не виделись несколько лет. (14)Я служил на Севере, а он — на Балтике. (15)Я плавал на аварийно-спасательных кораблях и должен был уметь спасать подводные лодки. (16)А он плавал на подводных лодках.

(17)3дорово! — сказал я.

(18)3дорово! — сказал он.

(19)И мы пошли в маленькую забегаловку в подвале поговорить.

(20)Я уговаривал его бросить подводные лодки. (21)Нельзя существовать в условиях частых и резких изменений давления воздуха, если у тебя болят уши.

— (22)Потерплю, — сказал Славка. — (23)Я уже привык к лодкам. (24)Я люблю их.

(25)Через несколько месяцев он погиб вместе со своим экипажем.

(26)Оставшись без командира, он принял на себя командование затонувшей подводной лодкой. (27)И двое суток провёл на грунте, борясь за спасение корабля. (28)Когда сверху приказали покинуть лодку, он ответил, что они боятся выходить наверх: у них неформенные козырьки на фуражках, а наверху много начальства. (29)Там действительно собралось много начальства. (30)И это были последние слова Славы, потому что он-то знал, что уже никто не может выйти из лодки. (31)Но вокруг него в отсеке были люди, и старший помощник командира считал необходимым острить, чтобы поддержать в них волю. (32)Шторм оборвал аварийный буй, через который осуществлялась связь, и больше Слава ничего не смог сказать.

(ЗЗ)Когда лодку подняли, старшего помощника нашли на самой нижней ступеньке трапа к выходному люку. (34)Его

подчинённые были впереди него. (35)Он выполнил свой долг морского офицера до самого конца. (Зб)Если бы им и удалось покинуть лодку, он вышел бы последним. (37)Они погибли от отравления. (38)Кислородная маска с лица Славы была сорвана, он умер с открытым лицом, закусив рукав своего ватника.

(По В. Конецкому*)

* Виктор Викторович Конецкий (1929-2002 гг.) — прозаик, сценарист, капитан дальнего плавания.

Какими качествами должен обладать настоящий военный, офицер? Именно над этим вопросом предлагает задуматься писатель и прозаик В. Конецкий, поднимая проблему верности долгу.

Раскрывая данную проблему, автор вспоминает друга юности Славу, служившего на подводной лодке. Прозаик описывает его как романтика и непоседу: он носил шинель с поднятым воротником, «наплевав на все правила ношения военно-морской формы» и всегда имел при себе «Алые Паруса» А. Грина, храня «верность романтике». В. Конецкий создает беспечный, вольный, веселый портрет товарища, поэтому читатели могут ошибочно предположить, что такой романтичный юноша не может обладать качествами, присущими настоящему флотскому офицеру. Однако Слава, несмотря на кажущуюся беззаботность характера, всегда был человеком ответственным, преданным своему делу.

Писатель рассказывает о том, как однажды, оставшись без командира, юноша принимает на себя командование подводной лодкой. Когда команда корабля оказалась в опасности, он делал все, чтобы спасти корабль, до последнего поддерживал волю в членах своего экипажа. Этот подвиг В. Конецкий вспоминает одновременно и с грустью, и с восхищением. Слава погиб смертью Героя, с честью исполнившим свой долг до конца. Это был настоящий офицер.

Позиция прозаика ясна: человек должен быть верен своему долгу, обязан хранить его в любых ситуациях и при любых обстоятельствах, как это удалось сделать Славе.

Нельзя не согласиться с позицией автора. Действительно, верность долгу для офицера – это дело чести. Известный немецкий философ И. Кант говорил об этом так: «Долг! Ты возвышенное, великое слово. Это именно то великое, что возвышает человека над самим собой». Разве не таким качеством обладал Слава?

В заключение хочу отметить, что быть верным долгу значит сохранять честь и достоинство в самых сложных ситуациях, не предавать собственных идеалов, всегда поступать по совести. На мой взгляд, это главные качества настоящего человека.