Проблема смысла жизни (по А. Адамовичу “Так в чём же смысл человеческого существования?”)

…Так в чём же смысл человеческого существования? Не в вопросе ли заключён ответ? Не в том ли смысл появления человека на земле и во Вселенной, чтобы кто-то спрашивал? Себя и целый мир: зачем мы и всё зачем? Если верно, что человек — осознавшая себя материя, своё существование осознавшая, себя увидевшая со стороны материя, так кому же, кроме как человеку, спрашивать: зачем? зачем? зачем?..

 

С камня не спросится, что он камень, с чайки не спросится, что она чайка… С человека спросится.

 

«Червь, — написал один из героев Даниила Гранина, — для того, чтобы „делать землю”».

«Человек, — скажем мы, — чтобы спрашивать». И за червя, и за самоё землю спрашивать: зачем всё? Зачем земля и зачем червь, «делающий землю»? И самое главное «зачем» — зачем я, человек?

 

«Простое размышление о смысле жизни, — говорил Альберт Швейцер, — уже само по себе имеет ценность». Человек смотрит в небо, на звёзды — это ему необходимо потому, что он — человек. Он смотрит не как вершина горы, дерево, кошка. И смотрит, спрашивая и за себя, и за гору, и за кошку: что и зачем?

 

А что же сегодня главное, какие вопросы самые актуальные? Не вечные ли и есть самые актуальные? Да, те самые, о которых часто думалось: обождут, на то они и «вечные»!

 

Вопрос жизни и смерти? — подумаешь, нам бы ваши заботы!

Теперь это наша забота, именно наша — о жизни и смерти самой планеты, во-первых, и, во-вторых, человечества, человека на ней. И есть ли что важнее и актуальнее таких вот вечных вопросов?

 

Настоящее — то, что всегда охотно приносилось в жертву чему-то: иногда — прошлому, а иногда — будущему. Ведь данный миг всего лишь мостик, чтобы «консерваторам» уходить в уютное, милое для них прошлое, а «революционерам» рваться и увлекать за собой в будущее.

И люди, что живут сегодня, обязательно хуже вчерашних. И уж наверняка далеко им до тех, которые завтра придут!

 

Но никогда не было так очевидно, что на них, на теперешних людях, всё сошлось. Каковы они ни есть, но, несомненно, от них зависит, сохранится ли жизнь.

 

Сегодня особенно ощутима истина: без прошлого человек не весь, без устремлённости в будущее человеку невозможно, но главный смысл человеческого существования всё-таки в том, чтобы вечно продолжалось настоящее — жил и продолжался человек. Смысл жизни — в самой жизни. Ведь действительно может оказаться, что человек — единственное во Вселенной существо, которое сознаёт своё существование и спрашивает, спрашивает — о смысле и целях собственного бытия!

 

А это зачем? — можно спросить. — Зачем, чтобы спрашивали?

 

Давайте подождём миллиарды годиков и узнаем ответы на все «зачем». Главное — не оборвать цепь, не позволить прекратиться жизни…

В предложенном для анализа тексте автор А.М. Адамович поднимает проблему смысла человеческой жизни.

Для раскрытия проблемы он использует сравнение: “с чайки не спросится, что она чайка… С человека спросится”. Именно размышление над смыслом жизни отличает людей от животных. Также не менее важную роль играет ответ автора на вопрос “зачем всё?”: «Давайте подождём миллиарды годиков и узнаем ответы на все “зачем”». Своим высказыванием А.М. Адамович наводит нас на мысль, что человечество никогда не получит ответ на самый важный вечный вопрос.

Несмотря на это, по мнению автора, “смысл жизни — в самой жизни”. Позиция автора для меня является спорной. С одной стороны, именно в течение своей жизни человек находит собственные причины, чтобы жить, которые и являются целью его существования. Но, с другой стороны, верно будет и обратное высказывание: “жизнь – в смысле жизни”, так как существование человека, не знающего, зачем он живет, бессмысленно.

Подтверждение моей позиции можно найти романе “Евгений Онегин” великого русского писателя Александра Сергеевича Пушкина. Онегин, главный герой произведения, пытается найти свой смысл жизни через новые увлечения, но “построить” его на ложных ценностях не выходит. Отсутствие истинной причины жить приводит Евгения к тому, что он становится ко всему равнодушен. Теперь он уже не живет, а просто существует. На этом примере мы видим, как отсутствие смысла жизни губительно влияет на нравственную сторону жизни человека, превращая его в доживающую свой срок оболочку.

Также аргументом, подтверждающим мою точку зрения, может служить произведение аргентинского писателя Гильермо Саккоманно “Человек из офиса”. Все люди в мире романа абсолютно безлики, потому что ни к чему не стремятся и ничего не ждут от своей жизни. У них есть жены, которых они не любят, дети, которых они не хотели, работа, которую они ненавидят. Из-за отсутствия смысла жизни у всего общества эти люди уже давно мертвы духовно, и теперь находятся в шаге от полного вымирания.

Подводя итоги написанному выше, хотелось бы отметить, что наличие смысла жизни – одна из причин, по которой человек может называться человеком, а его отсутствие ведет к духовной и нравственной деградации, делая людей подобными животным, слепо подчиняющимся инстинктам и выполняющим одну-единственную функцию, данную природой.

Проблема истинных и ложных ценностей человека (по Д. Гранину “Эти трое были живые, смешливые, острые на язык.”)

Эти трое были живые, смешливые, острые на язык. Разговор шёл о новых книгах. Было приятно слышать, как эти ребята, молодые строители, показывали свой вкус, самостоятельность суждений. Они знали стихи Булата Окуджавы, уже прочитали новый роман Габриэля Гарсии Маркеса. Они были в курсе последних фильмов и премьер, которых я ещё не видел, и книжных новинок, о которых я ещё понятия не имел. Они сидели передо мной в своих замызганных спецовках, но видны были их модные стрижки, слова они употребляли на уровне наивысшего образования, разговаривать с ними было трудно и интересно. 

Когда они ушли, я обернулся к прорабу и похвалил его ребят. «Понравились… а Ермаков, значит, не произвёл?» — сказал он как-то неприятно-насмешливо. 

Ермаков был плотник, с которым я разговаривал до этого, и Ермаков действительно «не произвел ». Ничего он не читал, не видел, ни к чему не стремился. Был он, очевидно, из тех забойщиков «козла», что часами стучат во дворах или режутся в карты. 

Так-то оно так, и прораб согласно качал головой. Однако, к вашему сведению, Ермаков — золотой человек, один из самых честных и добросовестных работников. Тот, на кого можно положиться в любой ситуации, сердечный, отзывчивый человек, работу которого, кстати, можно никогда не проверять. Не то что эти молодцы, тяп-ляп, кое-как, лишь бы скорее. Прораб говорил об этих троих с подчёркнутым пренебрежением, он был обижен за Ермакова, и мои оценки задели его несправедливостью. Позднее я имел возможность проверить его слова. Он был прав, удручающе прав… 

Годами не убывающая очередь стоит в Эрмитаж. С утра до вечера его залы полны горожан и приезжих издалека. Какая-то часть из приходящих сюда действительно что-то получит для себя, как-то взволнуется произведениями великих мастеров, но сколько зайдёт сюда, чтобы отметиться, чтобы сказать, что был в Эрмитаже, для престижа, сколько из них скользят равнодушно-спокойным взглядом, запоминая, чтобы знать! Ермаков, тот вообще не был в Эрмитаже, и в Павловске не был, и в Пушкине. Был в Петергофе, фонтаны смотрел. Огромная культурно-художественная жизнь такого города, как Петербург, проходит мимо него. Но, может быть, этот откровенный неинтерес более честен, чем формальное приобщение к культуре.

Д. Гранин в данном отрывке поднимает проблему истинных и ложных ценностей человека.

Писатель повествует о встрече главного героя со строителями, выдававшими себя за образованных и разбирающихся в искусстве людей, и с Ермаковым, который “ничего не читает, не видит”. Не менее важным является момент осознания героем того, что именно плотник Ермаков – настоящий человек, ведь несмотря на то, что он ни к чему не стремился, он был “одним из самых честных и добросовестных работников”, в отличие от рассуждающих о литературе строителей, которые всю работу выполняли “тяп-ляп, кое-как, лишь бы скорее”.

Авторская позиция ясна: он считает, что пусть лучше человек покажет себя не с лучшей, но истинной стороны, чем будет лгать и лукавить в надежде понравиться окружающим.

Я полностью разделяю позицию автора. Конечно, каждый из нас хоть раз в жизни предпринимал попытку предстать в лучшем свете, но мы постоянно сталкиваемся с людьми, которые своими словами и поведением хотят выдать себя за совершенно других людей, стараясь угодить окружающим.

Одним из наиболее ярких примеров, подтверждающим мою точку зрения, может служить эпизод из великого произведения “Война и мир” Льва Николаевича Толстого. Автор показывает нам общество, в котором ложные ценности подчинили себе жизнь людей. В салоне Анны Павловны Шерер собираются члены высшего общества, и каждый из них преследует свои корыстные цели. Все присутствующие, не желая показывать свой эгоизм, необразованность и равнодушие ко всему происходящему, скрываются под фальшивыми масками, которые хотят видеть окружающие.

К счастью, мир полон и честными людьми, не желающими прогибаться под мнение окружающих. Таким человеком является Егор Полушкин, герой произведения Бориса Васильева “Не стреляйте белых лебедей”. Он стал изгоем в обществе, потому как является полной противоположностью своему окружению: не ворует и уверен, что человек должен жить по правде. Я считаю, что даже несмотря на непонимание обществом нужно оставаться верным своим истинным ценностям, ведь именно это может стать маленьким шагом к изменению сложившихся устоев.

В заключение хотелось бы сказать, что от действий и принятых решений человека зависит то, какой будет его жизнь. Что же лучше: жить так, как велит окружение, стараясь “не выходить за принятые рамки” или постараться что-то изменить?

Проблема умения признавать свои ошибки (по В. Санину “Гаврилов -вот кто не давал Синицыну покоя.”)

Гаврилов — вот кто не давал Синицыну покоя.

Память, не подвластная воле человека, сделала с Синицыным то, чего он боялся больше всего, — перебросила его в 1942 год.

Он стоял на часах у штаба, когда комбат, сибиряк с громовым басом, отдавал приказ командирам рот. И Синицын услышал, что батальон уходит, оставляя на высоте один взвод. Этот взвод должен сражаться до последнего патрона, но задержать фашистов хотя бы на три часа. Его, Синицына, взвод, второй взвод первой роты! И тогда с ним, безусым мальчишкой, случился солнечный удар. Жара стояла страшная, такие случаи бывали, и пострадавшего, облив водой, увезли на повозке. Потом по дивизии объявляли приказ генерала и салютовали павшим героям, больше суток отбивавшим атаки фашистов. И тут командир роты увидел рядового Синицына.

— Ты жив?!

Синицын сбивчиво объяснил, что у него был солнечный удар и поэтому…

— Поня-ятно, — протянул комроты и посмотрел на Синицына.

Никогда не забыть ему этого взгляда! С боями дошел до Берлина, честно заслужил два ордена, смыл никем не доказанную и никому не известную вину кровью, но этот взгляд долго преследовал его по ночам.

А теперь еще и Гаврилов.

Перед самым уходом «Визе» к нему подошел Гаврилов и, явно пересиливая себя, неприязненно буркнул: «Топливо подготовлено?»

Синицын, измученный бессонницей, падающий с ног от усталости, утвердительно кивнул. И Гаврилов ушел, не попрощавшись, словно жалея, что задал лишний и ненужный вопрос. Ибо само собой разумелось, что ни один начальник транспортного отряда не покинет Мирный, не подготовив своему сменщику зимнего топлива и техники. Ну, не было в истории экспедиций такого случая и не могло быть! Поэтому в заданном Гавриловым вопросе любой на месте Синицына услышал бы хорошо рассчитанную бестактность, желание обидеть и даже оскорбить недоверием.

Синицын точно помнил, что кивнул он утвердительно.

Но ведь зимнее топливо, как следует, он подготовить не успел! То есть подготовил, конечно, но для своего похода, который должен был состояться полярным летом. А Гаврилов пойдет не летом, а в мартовские морозы, и поэтому для его похода топливо следовало готовить особо. И работа чепуховая: добавить в цистерны с соляром нужную дозу керосина, побольше обычного, тогда никакой мороз не возьмет. Как он мог запамятовать!

Синицын чертыхнулся. Нужно немедленно бежать в радиорубку, узнать, вышел ли Гаврилов в поход. Если не вышел, сказать правду: извини, оплошал, забыл про топливо, добавь в соляр керосина. Если же Гаврилов в походе, поднять тревогу, вернуть поезд в Мирный, даже ценой потери нескольких дней, чтобы разбавить солярку.

Синицын начал одеваться, сочиняя в уме текст радиограммы, и остановился. Стоит ли поднимать панику, на скандал, проработку напрашиваться? Ну какие будут на трассе морозы? Градусов под шестьдесят, не больше, для таких температур и его солярка вполне сгодится.

Успокоив себя этой мыслью, Синицын снял с кронштейна графин с водой, протянул руку за стаканом и нащупал на столе коробочку. В полутьме прочитал: «люминал». И у Женьки нервишки на взводе… Сунул в рот две таблетки, запил водой, лег и забылся тяжелым сном.

 

Через три часа санно-гусеничный поезд Гаврилова ушел из Мирного на Восток.

В предложенном нам для анализа тексте советский писатель В. Санин поднимает проблему умения признавать свои ошибки.

Задумываясь об этом, автор пишет о рядовом Синицыне, по вине которого пострадал другой человек. Однажды он, находясь на фронте, забыл поменять топливо в технике, на которой его сослуживец Гаврилов должен был выйти в поход. Синицын понимал, что такая оплошность может стоить товарищу жизни, однако не хотел рассказывать остальным о том, что он допустил ошибку. Из-за этого начал придумывать различные отговорки, пытаясь убедить себя, что все будет хорошо, но все равно понимал, что это не так. В. Санин стремится донести до нас мысль о том, что неспособность признать свои ошибки может привести к последствиям, которые уже нельзя будет исправить. Также важен фрагмент, в котором автор пишет о том, что Синицын даже спустя года вспоминает тот злополучный день, в который по его вине пострадал Гаврилов. Писатель хочет показать нам, что людей, которые не способны вовремя признать собственные ошибки, на протяжении всей жизни может мучить совесть из-за их совершения.

Всем же текстом В. Санин хотел сказать, что неспособность человека признавать свои ошибки может навредить не только ему самому, но и окружающим его людям.

Я абсолютно согласна с его мнением. Часто те, кто не умеет признавать свои ошибки, из-за своего молчания портят отношения с дорогими им людьми.

Примером, подтверждающим мою точку зрения, может служить произведение “Чучело” советского писателя Владимира Железникова. Лена Бессольцева, героиня книги, взяла на себя вину своего друга Димы, из-за которого отменилась школьная поездка в Москву, после чего весь класс объявил девочке бойкот. Дима осознавал свою ошибку, но не хотел признаваться в ней своим одноклассникам, чтобы не слыть “предателем”. В итоге из-за его молчания пострадали и Лена, ставшая изгоем в школьном коллективе, и сам Дима, лишившийся верного и преданного друга. Автор стремится донести до нас мысль о том, что неспособность признать свои ошибки перед другими может стать причиной разрыва дружеских отношений.

Но иногда бывает и другая ситуация. Люди, которые боятся признавать собственные ошибки, сами того не осознавая, разрушают свою жизнь. Именно об этом задумывался А. Алексин в произведении “Безумная Евдокия”, в котором повествуется о девочке, из-за лжи которой от нее отвернулись близкие люди. Школьница Оля рассказывала своим родителям, что ее лучшая подруга перестала с ней общаться из-за своей же глупости. Но на самом же деле все оказалось совсем не так: Оля не сдержала слово, данное подруге, что и стало причиной разрушения дружбы. Автор хочет показать читателям, что те, кто не способен признать свою неправоту, по собственной же вине остаются в одиночестве.

В заключение хотелось бы отметить, что каждый из нас в жизни совершает множество ошибок, но нужно уметь их принимать, ведь их отрицание может привести к плачевным последствиям.

Проблема бессмертия книг (По В. Лидин “Немцы были изгнаны из Умани…”)

Немцы были изгнаны из Умани, и на улицах города вплотную, впритык, стояли брошенные ими в бегстве автомашины, бронетранспортёры и танки. В городе ещё пахло гарью, тем звериным душным запахом, какой оставляют после себя бегущие массы людей, и вонью гниющих продуктов: в грузовиках стояли бочки с огурцами и капустой. 

На одной из улиц сквозь разбитое окно нижнего этажа я увидел груды сваленных на полу книг. Вид книг всегда волнует меня, и я зашёл в помещение, в котором сразу по стеллажам определил библиотеку. Никого в помещении, казалось, не было, только вглядевшись, я увидел скорбные фигуры двух немолодых женщин, разбиравших в соседней комнате книги. Часть книг уже стояла на полках. Я подошёл к женщинам, и мы познакомились: одна оказалась учительницей русского языка Зинаидой Ивановной Валянской, другая – библиотекаршей районной библиотеки Юлией Александровной Панасевич, а книги, лежавшие на полу, они перетаскали из подполья, где те пережили всю оккупацию. Я взял в руки одну из книг – это был учебник экономической географии, но, перелистав несколько страниц, я с недоумением обратился к титулу книги: содержанию он никак не соответствовал. 

– Работа нам предстоит немалая, – сказала одна из женщин, – дело в том, что по приказу гебитскомиссара Оппа мы должны были уничтожить все книги по прилагаемому списку, – и она достала из ящика целую пачку листков с тесными строками машинописи: это был список подлежавших уничтожению книг. – Мы переклеивали со старых учебников и разных других книг заглавные страницы, и нам удалось спасти почти всё, что подлежало уничтожению, – добавила женщина с удовлетворением, – так что не удивляйтесь, если том сочинений Пушкина, например, назывался руководством по вышиванию. 

Это было действительно так: две мужественные женщины спасли целую районную библиотеку, вклеивая в подлежавшие уничтожению книги другие названия или вкладывая их в другие переплёты. А теперь они разбирались в своих богатствах, восстанавливали то, что по распоряжению назначенного директором библиотеки Крамма они должны были разорвать в клочки. 

В Умани, в помещении районной библиотеки, я убедился в бессмертии книги. 

В предложенном нам для анализа тексте советский писатель В. Лидин поднимает проблему бессмертия книг.

Задумываясь об этом, автор пишет об «учительнице русского языка» и «библиотекарше», которые в военные годы приклеивали на подлежащие уничтожению книги страницы с названиями других произведений, благодаря чему удалось сохранить большую часть бесценных сочинений. Автор стремится показать читателям, что для некоторых людей литературные труды настолько дороги, что они готовы пойти на что угодно ради их спасения. Также важен фрагмент, в котором герой говорит, что именно в этот день он «убедился в бессмертии книг». Автор хочет донести до читателей мысль о том, что благодаря людям, которые безмерно любят литературу и могут пойти на все, чтобы сохранить каждый томик, книги будут в нашей жизни всегда.

Всем же текстом В.Г. Лидин хотел сказать, что книги – это часть духовной культуры человечества, которую люди стремятся сохранить, и оттого они бессмертны.

Я абсолютно согласна с его мнением. Очень важно читать книги и не допускать их исчезновения, ведь именно они помогают нам справиться с трудностями в самые тяжелые времена.

Примером, подтверждающим мою точку зрения, может служить произведение Маркуса Зусака «Книжный вор». Девочка Лизель, главная героиня романа, живет в фашистской Германии. Однажды она становится свидетельницей ужасающего, но уже ставшего для всех привычным, занятия – массового сжигания книг. Когда с пепелища все разошлись, девочка стащила один из чудом уцелевших томиков. Именно спасенные от уничтожения книги помогли Лизель пережить это непростое время, в которое она лишилась всех, кто был ей дорог, и остаться настоящей личностью. Автор хочет показать читателям, что литература уже на протяжении многих веков играет очень большую роль в жизни многих людей, поэтому человечество несмотря ни на что будет стараться сохранить труды великих умов.

Но даже если все общество будет настроено против книг, их никогда не смогут полностью уничтожить, потому что всегда найдутся люди, самоотверженно спасающие каждую строчку из произведений великих авторов. Именно об этом задумывался Рэй Брэдбери в своем романе «451 градус по Фаренгейту». Гай Монтэг живет в мире, в котором людям запрещено читать книги и иметь их у себя дома. Но однажды в его руки попала книга, после прочтения которой он начал другими глазами смотреть на окружающих его людей. Поняв, что ему не место среди серой массы, поглощенной круглосуточными телевизионными передачами, Монтэг уходит далеко за город. Там он находит приют среди людей, которые выучили наизусть великие литературные произведения, чтобы всегда иметь возможность передать их другим. Автор стремится доказать читателям, что книги бессмертны, ведь всегда будут люди, для которых литература – вся жизнь, и они станут всеми силами стараться сохранить литературные труды.

В заключение хотелось бы сказать, что книги в человеческой жизни будут всегда, ведь они становятся частью нас самих, оставляя след в нашем сердце.

Проблему роли дружбы в жизни человека (по В. Астафьеву “Сперва договоримся о том, что каждый человек неповторим…”)

Сперва договоримся о том, что каждый человек неповторим на земле, а я убежден, что и каждая травинка, цветок, дерево, пусть они и одного цвета, одной породы – так же неповторимы, как и все растущее, живущее вокруг нас. 

Следовательно, все живое, в особенности человек, имеет свой характер, который, конечно, развивается не только сам по себе, но прежде всего под влиянием среды, родителей, школы, общества и друзей, ибо настоящая дружба – награда человеку, редкая и драгоценная. Такая дружба порой бывает крепче и вернее родственных связей и влияет на человеческие отношения куда сильнее, чем коллектив, в особенности при крайних, бедственных обстоятельствах. С поля боя, рискуя своей жизнью, выносят бойца только настоящие друзья. Есть ли у меня такие друзья? Да, они были на войне, есть и в нынешней жизни, и я очень стараюсь за преданность платить преданностью, за любовь – любовью. Каждую свою книгу, каждую строку и каждый поступок свой я просматриваю и прочитываю глазами своих друзей, в особенности фронтовых, чтоб не было стыдно перед ними за плохо, нечестно или неряшливо сделанную работу, за ложь, за непорядочность. 

Добрых людей на свете было, есть и, надеюсь, будет всегда больше, чем плохих и злых, иначе в мире наступила бы дисгармония, он перекосился бы, как нагруженный балластом или мусором на один борт корабль, и давно бы опрокинулся и затонул… 

В предложенном нам для анализа тексте писатель В. Астафьев поднимает проблему роли дружбы в жизни человека.

Задумываясь об этом, он говорит о том, что наш характер формируется в том числе благодаря влиянию наших близких товарищей, потому что взаимоотношения с ними – «награда человеку, редкая и драгоценная». Автор стремится донести до читателя мысль о том, что настоящая дружба играет большую роль в жизни каждого человека, потому что она является частью нас. Также важен фрагмент, в котором В. Астафьев пишет, что «с поля боя, рискуя своей жизнью, выносят бойца только настоящие друзья». Автор хочет показать нам, что истинная дружба проявляется в стремлении человека приходить на помощь своим товарищам и быть рядом во что бы то ни стало.

Всем же текстом В. Астафьев хотел сказать, что настоящая дружба важна для каждого из нас, ведь именно благодаря ей у человека развиваются такие качества, как преданность, порядочность и верность.

Я абсолютно согласна с его мнением. Я также считаю, что самоотверженная помощь в трудной ситуации может стать началом настоящей долгой дружбы.

Примером, подтверждающим мою точку зрения, может служить книга «Гарри Поттер и философский камень» британской писательницы Джоан К. Роулинг. Гарри и Рон, ученики школы магии «Хогвартс», не очень ладят со своей однокурсницей Гермионой. Но когда девочка оказывается в большой опасности из-за нападения тролля, мальчики самоотверженно идут спасать её, осознавая, что могут погибнуть в этой неравной схватке. В итоге они одержали победу, и именно после этого случая ребята стали неразлучны. Автор стремится показать нам, что самоотверженная помощь может стать началом долгой и крепкой дружбы.

Порой дружба объединяет людей, у которых, казалось бы, нет совершенно ничего общего. Именно об этом писала Кесси Бизли в своём произведении «Цирк “Мирандус”». В произведении рассказывается о двух друзьях: о Мике – мальчике, который верит в волшебство, и о реалистке Дженни. Несмотря на то, что у них совершенно разные интересы и ценности, их объединяет одно – вера в настоящую дружбу. Ради неё мечтательный Мика готов смириться со скептицизмом девочки, а рассудительная Дженни – поверить в чудеса. Автор хочет показать читателям, что истинная дружба может свести вместе людей с совершенно разными взглядами на жизнь и научить их принимать окружающих такими, какие они есть.

В заключение хотелось бы сказать, что настоящая дружба очень ценна в жизни каждого человека, ведь именно она делает нас добрее, терпимее, лучше.

Проблема способов оплаты труда человека государством (по Г. Смирнову “Помню, еще в 60-е годы…”)

Помню, еще в 60-е годы, когда слушал я о правительственных наградах труженикам сельского хозяйства, вырастившим хороший урожай кукурузы, меня мучила мысль: а почему же американское правительство не наградило орденом фермера Гарста, вырастившего на своей ферме рекордный урожай кукурузы? 

Да за что же ему орден-то давать? Постарался, получил за свою кукурузу приличные деньги. Что еще? И тут же сам собой получился вывод: награждая орденами и медалями за честный, хороший труд, правительство как бы официально подтверждает, что оно недоплачивает труженикам! Больше того, выдавая награды передовикам, оно внушает трудящимся массам мысль, что честный, добросовестный труд – это такое геройство, такой подвиг, что он под силу только немногим героям, а от обычных людей требовать честной работы нельзя! 

Это обескураживающее открытие долго не давало мне покоя, пока совершенно случайно я не нашел разгадку в «Жизни двенадцати цезарей» Светония. Оказывается, цезарь Август был очень скуп на почетные государственные награды. За услуги государству он всегда старался расплатиться деньгами. И только уж тогда, когда услуга не поддавалась денежной оценке, он со скрипом соглашался устроить такому человеку чествование, триумф, почетный знак или иную государственную награду. Когда Августа спрашивали, почему он так скуп на награды, он отвечал, что деньги всегда можно найти, но если упадет репутация государственной награды, то восстановить ее ничем нельзя. 

Вот в чем дело! Вот почему правительственные награды нельзя давать за честный, качественный, добросовестный труд, за который можно расплатиться деньгами. Награды нужно давать за такие деяния, за такие услуги государству, выполняя которые человек ставит на карту свое имя, репутацию, семью, здоровье, самою жизнь. 

Много лет я считал эти рассуждения бесспорными. Но сейчас я вдруг понял: нет, они не абсолютны! Они справедливы, когда государство благоденствует и процветает. Но когда Отечество в опасности и у государства нет средств на справедливую оплату, оно вправе давать за труд правительственные награды как признание заслуг, невыразимых в денежном исчислении. Вот почему я новыми глазами смотрю теперь на стариков, когда вижу на их пиджаках и кофтах скромную медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». 

В предложенном нам для анализа тексте публицист Г. Смирнов поднимает проблему способов оплаты труда человека государством.

Задумываясь над этим, автор пишет, что «награды нужно давать … за такие заслуги государству», при выполнении которых человек рискует всем, что у него есть, порой даже жизнью. Публицист стремится доказать читателю, что награды – это высшая благодарность человеку, выразить которую не смогут никакие деньги. Также важен фрагмент, в котором Г. Смирнов говорит, что, если у отечества «нет средств на справедливую оплату труда», оно может выразить свою признательность, удостоив его почётной медали. Автор хочет доказать нам, что не только денежным вознаграждением государство может отблагодарить человека, который трудится на благо Родины. Всем же текстом Г. Смирнов хотел сказать, что награды являются «признанием заслуг, невыразимых в денежном исчислении».

Я абсолютно согласна с его мнением. Цезарь Август говорил, что «деньги всегда можно найти», поэтому медали получают люди, которые помогают Родине, спасая или прославляя ее, и именно они действительно достойны наград. Особенно большую роль в истории нашей Отчизны сыграли личности, которые жертвовали всем, чтобы спасти Родину и соотечественников.

Примером, подтверждающим мою точку зрения, может служить биографический рассказ из книги «У войны не женское лицо» Светланы Алексиевич. Военная медсестра Надя не думала о смерти, когда ползла по полю боя, таща в госпиталь раненых солдат. Даже когда девушка была ранена, она заботилась лишь о спасении этих молодых парней. Невозможно оценить вклад врача, уберегшего от неминуемой гибели сотни солдат и постоянно рискующего при этом собственной жизнью. Единственная достойная оплата, которую в те голодные годы могло предложить Надежде правительство – награда «За отвагу». Однако даже она не способна восполнить те потери, которые понесла девятнадцатилетняя девушка во время войны. Автор стремится донести до нас мысль о том, что люди, внесшие большой вклад в спасение Родины и рисковавшие собственной жизнью, достойны наибольшей благодарности, которую способно выразить государство.

Однако сейчас мы знаем нашу Родину такой, какая она есть, не только благодаря людям, защищавшим ее в годы Великой Отечественной войны. Наград заслуживают и люди, которые внесли большой вклад в развитие не только России или Советского Союза, но и всего мира в целом. Ярким примером, подтверждающим эту мысль, является биография Юрия Гагарина. Совершив первый полет в космос, он не только прославил свою родину – СССР, но и вошел в историю как одна из самых легендарных личностей. Несмотря на то, что он получил множество подарков (крупную денежную сумму, машину, квартиру и другие) ни один из них не мог в полной мере выразить благодарность государства за его заслуги перед Отечеством и остальным миром. Но по десяткам государственных и зарубежных наград Юрия Гагарина мы можем судить, насколько большую роль он сыграл в продвижении космонавтики. Таким образом, труд людей, внесших существенный вклад в развитие нашей Родины, не может быть оценен исключительно в денежном эквиваленте, потому что он стоит гораздо больше.

В заключение хотелось бы сказать, что не всегда деньги могут показать, насколько ценен человек для Отечества и всего общества, и именно почётные звания и награды в большей степени выражают благодарность государства и общества за честный труд.

Проблема войны (сочинение по В. Некрасову “Город горит”)

Город горит. Даже не город, а весь берег на всём охватываемом глазом расстоянии. Трудно даже сказать — пожар ли это. Это что-то большее. Так, вероятно, горит тайга — неделями, месяцами на десятки, сотни километров. Багровое клубящееся небо, чёрный, точно выпиленный лобзиком силуэт горящего города. Чёрное и красное Другого нет. Чёрный город и красное небо. И Волга красная. «Точно кровь»,— мелькает в голове.

Пламени почти не видно, только в одном месте, ниже по течению, короткие прыгающие языки. И против нас измятые, точно бумажные цилиндры нефтебаков, опавшие, раздавленные газом. И из них пламя—могучие протуберанцы отрываются и теряются в тяжёлых клубящихся фантастических облаках свинцово-красного дыма.

В детстве я любил рассматривать старый английский журнал периода войны четырнадцатого года. У него не было ни начала, ни конца, зато были изумительные картинки — большие, на целую страницу: английские томми в окопах, атаки, морские сражения с пенящимися волнами и таранящими друг друга миноносцами, смешные, похожие на этажерки, парящие в воздухе «блерио», «фарманы» и «таубе». Трудно было оторваться.

Но страшнее всего было громадное, на двух средних страницах, до дрожи мрачное изображение горящего от немецких бомбардировок Лувена. Тут были и пламя, и клубы дыма, похожие на вату, и бегущие люди, и разрушенные дома, и прожекторы в зловещем небе. Одним словом, это было до того страшно и пленительно, что перевернуть страницу не было никаких сил. Я бесконечное количество раз перерисовывал эту картинку, раскрашивал цветными карандашами, красками, маленькими мелками и развешивал потом эти картинки по стенам.

Мне казалось, что ничего более страшного и величественного быть не может.

 

Сейчас мне вспоминается эта картинка: она неплохо была исполнена. Я до сих пор помню в ней каждую деталь, каждый завиток клубящегося дыма, и мне вдруг становится совершенно ясно, как бессильно, беспомощно искусство. Никакими клубами дыма, никакими лижущими небо языками пламени и зловещими отсветами не передашь того ощущения, которое испытываю я сейчас, сидя на берегу перед горящим Сталинградом.

В предложенном нам для анализе тексте В.П. Некрасов поднимает проблему войны – самого страшного испытания в жизни человека.

Размышляя об этой теме, автор повествует о герое произведения, на которого в детстве большое впечатление произвело “страшное и величественное” изображение разбомбленного горящего города из старого журнала. Через описание восприятия ребенком картины войны В.П. Некрасов старается донести до читателя мысль о том, что война ужасна даже для тех, кто имел счастье не познать её. Также большую роль играет фрагмент, в котором герой сравнивает ту самую иллюстрацию и ощущения, которые он испытывает сейчас, глядя на горящий Сталинград. При помощи этого эпизода В. Некрасов хочет показать, что весь масштаб и ужас войны не способно выразить никакое искусство. 

Позиция автора такова: вместе с войной приходят лишь жестокость, боль и страдания, которые невозможно передать. 

Я полностью согласна с его мнением. Жертвами войны становятся не только тысячи, миллионы погибших людей – она разрушает изнутри тех, кто остался жив. Ведь как может человек, прошедший через такое испытание, продолжать жить, будто ничего и не было? 

Примером, подтверждающим мою точку зрения, может служить роман немецкого писателя Э.М. Ремарка “На западном фронте без перемен”, повествующий об ужасах, пережитых солдатами в ходе Первой мировой войны. Юноши, еще вчера сидевшие за школьными партами, вынуждены были взять в руки ружье и пойти убивать “врагов”. За несколько лет они превратились в грубых и безжалостных людей, лишились всех духовных ценностей и стремлений. Даже несмотря на то, что были солдаты, сумевшие выжить в этой кровавой бойне, целое поколение было морально и нравственно покалечено и погублено из-за пережитых потрясений. 

Также об ужасах войны размышлял русский писатель Леонид Андреев. В его повести “Красный смех” рассказ ведется от лица солдата, участвующего в боевых действиях. Среди непрекращающихся взрывов и криков сослуживцев, умирающих в агонии, он слышит смех. На протяжении всего произведения мы наблюдаем, как рассказчик из-за пережитого потрясения медленно сходит с ума. Даже после его возвращения с войны безумие не проходит, а от осознания этого страдает не только он, но и его близкие. 

Таким образом, своим произведением писатель доказывает, что нет в жизни человека испытания страшнее, чем война. Прочитав текст, понимаешь, что цель автора заключалась в том, чтобы напомнить читателям о важности осознания того, что война несёт за собой множество страданий, и нужно постараться сделать так, чтобы как можно меньше людей познали её ужасы.

Какова роль книги в становлении человека? (по Д. Орлову “Толстой вошел в мою жизнь, не представившись”)

Толстой вошел в мою жизнь, не представившись. Мы с ним уже активно общались, а я все еще не подозревал, с кем имею дело. Мне было лет одиннадцать-двенадцать, то есть через год-другой после войны, когда маму на лето назначили директором пионерского лагеря. С весны в нашу комнатушку, выходящую в бесконечный коммунальный коридор, стали являться молодые люди того и другого пола – наниматься в пионервожатые и физкультурники. По-нынешнему говоря, мама прямо на дому проводила кастинг. Но дело не в этом. Дело в том, что однажды к нашему дому подвезли на грузовичке и горой вывалили прямо на пол книги – основательно бывшие в употреблении, но весьма разнообразные по тематике. Кто-то заранее побеспокоился, не без маминого, думаю участия, чтобы в будущем пионерлагере была библиотека.

“Ваше любимое занятие?.. Рыться в книгах” – это и про меня. Тогда тоже. Рылся. Пока в один счастливый момент не выудил из этой горы потрепанный кирпичик: тонкая рисовая бумага, еры и яти, обложек нет, первых страниц нет, последних нет. Автор – инкогнито.

Глаз упал на начало, которое не было началом, а дальше я оторваться от текста не смог. Я вошел в него, как в новый дом, где почему-то все оказалось знакомым – никогда не был, а все узнал. Поразительно! Казалось, неведомый автор давно подсматривал за мной, все обо мне узнал и теперь рассказал – откровенно и по-доброму, чуть ли не по-родственному.

Написано было: “… По тому инстинктивному чувству, которым один человек угадывает мысли другого и которое служит путеводною мыслью разговора, Катенька поняла, что мне больно её равнодушие…” Но сколько раз и со мной случалось, что и с неведомой Катенькой: в разговоре инстинктивно угадывать “мысли другого”! Как точно подмечено…

Или в другом месте: “…Глаза наши встретились, и я понял, что он понимает меня и то, что я понимаю, что он понимает меня…” Опять лучше не скажешь! “Я понимаю, что он понимает…”

И так на каждой странице. “В молодости все силы души направлены на будущее… Одни понятные и разделенные мечты о будущем счастье составляют уже истинное счастье этого возраста”. Опять мое! Так и есть: каждый день твоих детства-отрочества, если они нормальны, будто сплавлен с солнцем и светом ожидания, чтобы твое предназначение состоялось.

Но как выразить вслух это снедающее тебя предчувствие, можно ли передать его словами ? Пока ты мучим неодолимой немотой, этот автор-инкогнито все за тебя успел рассказать. Но кто он был – неведомый автор?

Чья такая волшебная книга оказалась у меня в руках? Надо ли говорить, что ни в какую пионерскую библиотеку она не поехала – с обглоданными своими началом и концом она осталась у меня лично. Позже я узнал её и в переплете: Л.Н.Толстой. “Детство”, “Отрочество”, “Юность”. Вот так Толстой вошел в мою жизнь, не представившись. Иллюзия узнавания – непременная особенность классических текстов. Они – классики, потому что пишут для всех. Это верно. Но они еще и потому вечные классики, что пишут для каждого. Это верно не менее. Юный простак, я “купился” именно на последнее. Эксперимент был проведен чисто: автора скрыли. Магия имени не довлела над восприятием текста. Текст сам отстоял свое величие. Толстовская “диалектика души”, первым отмеченная нелюбезным Набокову Чернышевским, как шаровая молния в форточку, сияя, влетела в очередное неопознанное читательское сердце.

 

Даль Константинович Орлов

Какова роль книги в становлении человека? Именно над этим проблемным вопросом предлагает задуматься автор данного текста Д. Орлов.

Чтобы привлечь внимание читателей к данной проблеме, публицист повествует о своем случайном знакомстве с произведениями Л.Толстого. Как отмечает автор, великий русский писатель вошел в его жизнь «не представившись». Д. Орлов акцентирует наше внимание на том, что с самых первых страниц он почувствовал доброе отношение к себе.

Позиция автора ясна: по-настоящему хорошие книги становятся для читающего друзьями, почти родственниками. Они помогают понять свои чувства и выразить их в словах.

Нельзя не согласиться с позицией публициста. Действительно, книги необходимы каждому человеку: они дают ответы на многие вопросы, формируют мировоззрение, помогают понять себя и окружающих…

Проблему влияния книги на человека неоднократно поднимали в своих произведениях русские писатели. Так, Д. Лихачев в произведении «Письма о добром» отмечает, что книга делает человека «интеллигентным, развивает в нем не только чувство красоты, но и понимание жизни…». Без сомнения, книги делают нас умнее и мудрее.

А русский прозаик М. Горький говорил: «Всем хорошим во мне я обязан книге». Литературные произведения, по словам писателя, раздвигали для него границы мира, открывали незнакомое и неизведанное. Чтение книг М. Горький всю жизнь воспринимал как чудо.

Таким образом, проблема роли книги в становлении человека, поставленная Д. Орловым, будет актуальна всегда. Книги играют одну из самых важных ролей в жизни каждого.

Зачем человеку нужны болезни? (по Н. Гоголю “Значение болезней”)

…Силы мои слабеют ежеминутно, но не дух. Никогда еще телесные недуги не были так изнурительны. Часто бывает так тяжело, так тяжело, такая страшная усталость чувствуется во всем составе тела, что рад бываешь, как Бог знает чему, когда наконец оканчивается день и доберешься до постели. Часто, в душевном бессилии, восклицаешь: “Боже! где же наконец берег всего?” Но потом, когда оглянешься на самого себя и посмотришь глубже себе внутрь — ничего уже не издает душа, кроме одних слез и благодарения.

О! как нужны нам недуги! Из множества польз, которые я уже извлек из них, скажу вам только одну: ныне каков я ни есть, но я все же стал лучше, нежели был прежде; не будь этих недугов, я бы задумал, что стал уже таким, каким следует мне быть. Не говорю уже о том, что самое здоровье, которое беспрестанно подталкивает русского человека на какие-то прыжки и желанье порисоваться своими качествами перед другими, заставило бы меня наделать уже тысячу глупостей.

Притом ныне, в мои свежие минуты, которые дает мне милость небесная и среди самих страданий, иногда приходят ко мне мысли, несравненно лучшие прежних, и я вижу сам, что теперь все, что ни выйдет из-под пера моего, будет значительнее прежнего. Не будь тяжких болезненных страданий, куда б я теперь не занесся! каким бы значительным человеком вообразил себя! Но, слыша ежеминутно, что жизнь моя на волоске, что недуг может остановить вдруг тот труд мой, на котором основана вся моя значительность, и та польза, которую так желает принесть душа моя, останется в одном бессильном желании, а не в исполнении, и не дам я никаких процентов на данные мне Богом таланты, и буду осужден, как последний из преступников…

Слыша все это, смиряюсь я всякую минуту и не нахожу слов, как благодарить небесного Промыслителя за мою болезнь. Принимайте же и вы покорно всякий недуг, веря вперед, что он нужен. Молитесь Богу только о том, чтобы открылось перед вами его чудное значение и вся глубина его высокого смысла.

 

Н.В. Гоголь

Зачем человеку нужны болезни? Именно над этим вопросом предлагает задуматься Н. Гоголь.

Размышляя над проблемой значения болезней, писатель убеждается в их исключительной пользе. Доказательством благотворного влияния болезни на автора может послужить высказывание: «Не будь тяжких болезненных страданий, куда б я теперь не занесся!». Также Н. Гоголь отмечает, что стал лучше благодаря недугам, за которые безмерно благодарен «небесному промыслителю».

Позиция автора ясна: болезнь – это «милость небесная», огромная польза, потому что дает человеку возможность стать лучше, «стать таким, каким следует ему быть». Писатель призывает своих читателей покорно принимать всякий недуг, «веря вперед, что он нужен».

Не могу не согласиться с позицией автора. Действительно, в болезнях есть особенный смысл.

В художественной литературе известно немало произведений, поднимающих проблему значения болезней. Так, в произведении И. Тургенева «Отцы и дети» Евгений Базаров только после заражения тифом, уже понимая, что смертельно болен, осознает ложность своих прежних убеждений. Он понимает, что нельзя отрицать естественные законы природы и человеческой натуры. Его теория «нигилизма» терпит крах. Болезнь открыла Евгению глаза на правду, пусть и перед самой его смертью.

А в романе-эпопее Л. Толстого «Война и мир» одному из центральных героев, Андрею Болконскому, только после тяжелого ранения открывается новая истина: он становится свободным от тех идеалов, которые были для него непререкаемы прежде. Так, при встрече с Наполеоном Андрей Болконский больше не испытывает былого восхищения к своему кумиру: «… так мелочен казался ему сам герой его, с этим мелким тщеславием и радостью победы…» Все это говорит о коренном переломе в мировоззрении князя. Переосмысление приходит лишь тогда, когда герой оказался на краю гибели.

Таким образом, болезни, без сомнения, играю важную роль в жизни человека. Они способны остановить от греха гордыни, «желания порисоваться», дают возможность многое переосмыслить, переоценить.

Проблема жестокого обращения с животными (по А. Швейцеру “Оглядываясь на прошлое, я могу сказать…”)

Оглядываясь на прошлое, я могу сказать, что всегда страдал при виде тех бедствий, которые наблюдал в мире. Непринужденной детской радости жизни я, собственно, никогда не знал и думаю, что у многих детей дело обстоит так же, хотя бы внешне они и казались веселыми и беззаботными.

Особенно же удручало меня то, что так много боли и страдания приходится выносить бедным животным. Вид старого хромого коня, которого один крестьянин тащил за собой, тогда как другой подгонял его палкой — коня гнали на бойню в Кольмар, — преследовал меня неделями.

Я не мог понять — это было еще до того, как я пошел в школу, — почему я в своей вечерней молитве должен упоминать только людей. Поэтому, когда матушка, помолившись вместе со мной и поцеловав меня на сон грядущий, уходила, я тайно произносил еще одну, придуманную мной самим молитву обо всех живых существах. Вот она: «Отец Небесный, защити и благослови всякое дыхание, сохрани его от зла и позволь ему спокойно спать!»

Глубокое впечатление произвел на меня случай, происшедший, когда мне было семь или восемь лет. Генрих Бреш и я смастерили рогатки из резиновых шнуров, из них можно было стрелять маленькими камешками. Была ранняя весна, стоял великий пост. Как-то воскресным утром он предложил мне: «Давай, пойдем на Ребберг, постреляем птичек». Это предложение ужаснуло меня, но я не осмелился возразить из страха, что он меня высмеет. Так мы оказались с ним возле еще обнаженного дерева, на ветвях которого бесстрашно и весело распевали птицы, приветствуя утро. Пригнувшись, как индеец на охоте, мой спутник вложил гальку в кожанку своей рогатки и натянул ее. Повинуясь его настойчивому взгляду и мучаясь страшными угрызениями совести, я сделал то же самое, твердо обещая себе промахнуться. В этот миг сквозь солнечный свет и пение птиц до нас донесся звон церковных колоколов. Это был благовест, звонили за полчаса до главного боя. Для меня он прозвучал гласом небесным. Я отшвырнул рогатку, вспугнул птиц, чтобы спасти их от рогатки моего спутника, и побежал домой. С тех пор всякий раз, когда я слышу сквозь солнечный свет и весенние голые деревья звук колоколов великого поста, я взволнованно и благодарно вспоминаю, как во мне тогда зазвучала заповедь: «Не убий».

С того дня я научился освобождаться от страха перед людьми. В том, что затрагивало мои глубочайшие убеждения, я теперь меньше считался с мнением других, и меня уже не так смущали насмешки товарищей.

 Тот путь, каким вошла в мое сердце заповедь, запрещающая нам убивать и мучить, стал величайшим переживанием моих детских лет и моей юности. Все остальное рядом с ним поблекло.

 

Альберт Швейцер. Из книги «Жизнь и мысли»

В предложенном для анализа тексте А. Швейцер поднимает проблему жестокого обращения с животными.

Размышляя над этой проблемой, автор делится с читателями воспоминаниями из детства. Он рассказывает о том, как его неделями мучительно преследовал вид хромого коня, которого гнали на бойню, о том, как вопреки совести он пошел с другом стрелять птичек, но благовест, подобно «гласу небесному», остановил его и сподвиг вспугнуть птиц, чтобы спаси от рогатки спутника. А. Швейцер отмечает, как его возмущало, что в вечерней молитве положено упоминать только людей, поэтому он придумал собственную молитву обо всех живых существах.

Позиция автора выражена ясно и однозначно: мы не имеем права мучить и убивать животных.

Не могу не согласиться с позицией автора. Действительно, убивать животных и причинять им боль, тем более ради тщеславия, жестоко и бесчеловечно.

В художественной литературе известно немало произведений, поднимающих проблему жестокого обращения с животными. Так, в повести Б. Васильева «Не стреляйте в белых лебедей» лесника Егора Полушкина ужасает, как варварски люди могут относиться к живой природе: туристы на территории заповедника жгут муравейники, глушат рыбу, убивают животных… Герой пытается остановить браконьеров, стреляющих лебедей, за что он поплатился жизнью…

А в произведении Дж. Лондона «Мятеж на Эльсиноре» центрального персонажа поражает жестокость матросов, издевавшихся над пойманной акулой. «…люди ревели и ржали от восторга, упивались теми зверствами, которые они проделывали над несчастной рыбой». Герой недоумевает, что же вызывает смех у этих, как он выражается, «скотов», наблюдающих за страданиями акулы: «Истерзанное животное беспомощно бьется на поверхности моря, подставляю жгучим лучам солнца зияющую пустоту своего тела, что же тут смешного?» …

Подводя итог всему вышесказанному, хочу отметить, что жестокое отношение к животным является глубоко безнравственным. После прочтения текста А. Швейцера я задумалась о том, что людям следует быть гуманнее по отношению к братьям наши меньшим. Давайте же прислушаемся к строкам стихотворения российского поэта Е. Евтушенко:

«Берегите эти земли, эти воды,

Даже малую былиночку любя!

Берегите всех зверей внутри Природы,

Убивайте лишь зверей внутри себя.»